Интервью Кей Ди Ланг «The Guardian»: «Меня ежедневно путают с мужчиной»

Интервью Кей Ди Ланг британской газете «The Guardian».

Интервью Кей Ди Ланг "The Guardian"

«Меня ежедневно путают с мужчиной»

Невероятное сочетание андрогинной внешности и бархатного чувственного голоса принесли ей славу в 90-х XX века. Корреспондент издания Эмин Санер спросила у Кей Ди Ланг, хотела бы та с новым музыкальным сборником через 8 лет вновь вернуться на вершины чартов?

В 90-х одно время казалось: Кей Ди Ланг везде (радиочартах, в прессе, ТВ-шоу, кино — прим.). Потом вдруг внезапно она пропала. Сегодня мы беседуем с ней с гостиничном номере в Кельне, где проходит ее выступление в рамках промо-тура нового альбома «Watershed» («Водораздел»), а 23 июля 2008 стартует тур по Великобритании. Нет ни беснующихся девочек-группиз, ни когорты окружающих «друзей знаменитости», папарацци и шумихи в прессе. Кей Ди стала старше, мудрее, собранней. Реинкарнация, если хотите.

Кей Ди говорит медленно, тщательно подбирая слова и выдерживая паузы. Если в некоторых людях это частенько раздражает на интервью, то с Кей Ди ровно наоборот: её речь успокаивает, убаюкивает. Если я не уверена, закончила ли она мысль — просто наблюдаю, как она сидит на диване в своем гостиничном номере, скрестив руки. Её лицо можно рассматривать долго, удивляясь причудливому сочетанию кровей — европейских ирландских и коренных американских народов. Она становится неотразимой, когда лицо озаряет улыбка. Её волосы тронуты сединой, но короткая прическа все та же, что была 25 лет назад.

«Я сама равняю их, поскольку только я знаю секрет хорошей укладки таких непослушных волос. Это не дань моде, это просто последствия моей нестандартности» — Кей Ди смеётся.

Ей 47 лет, но возраст, кажется, нисколько её не смущает. «Я люблю свой возраст. С возрастом я чувствую себя все более счастливой, удовлетворенной тем, кто я есть и что делаю, с возрастом я всё больше понимаю себя. Я больше не персонаж светской жизни, но я веду отличную насыщенную жизнь: занимаюсь творчеством, много путешествую по миру — и везде меня ждет моя аудитория. Это удивительно. Воспринимаю это как подарок, не как должное.»

Мы говорим о том, отчего так мало на сегодняшней сцене женщин-музыкантов возрасте. Намного меньше, чем мужчин.

«Не знаю, есть какая-то система «отработки» женщин в шоу-бизнесе, которая списывает их через некоторое время. Музыкальный шоу-бизнес очень сильно завязан на сексе, внешняя привлекательность женщины-исполнителя для аудитории имеет большой вес, куда больший, чем, скажем, интеллект. Молодые певицы готовы играть по этим правилам. Это означает своего рода тупик. Так что, я думаю, сложившаяся ситуация отражает комбинацию факторов: потребности общества и самопозиционирование женщин в шоу-бизнесе.»

Долгая жизнь на сцене самой Кей Ди Ланг никогда не была под сомнением. Ведь первое, за что её узнали и полюбили миллионы слушателей — великолепный чистый «бескрайний, как синее небо» голос.
Ей также удалось успешно дистанцироваться и от образа поющего «почти мужчины» — она 100% женщина, и это вызывает у слушателей уважение. Как и то, что она никогда не заигрывала с аудиторией своими «женскими» чарами, и не пыталась быть гламурной.

«Я всегда была в интересных отношениях со своей андрогинностью. Это как плоды хлебного дерева — выглядят не очень, но весьма вкусны, если уметь обращаться. Думаю, сочетание моего голоса и внешности было предопределено свыше.»

Действительно, как отмечалось многими, контраст между богатым голосом, наполненным эмоциями, исходивший от исполнительницы с короткой стрижкой в бесформенной одежде, был разителен.

«Каждый день кто-нибудь путается меня с мужчиной» — говорит она. «Да мне это даже нравится, меньше домогательств, меньше нездорового внимания.»

Да, сексуальные домогательства — это не то «внимание», о котором мечтают знаменитости.

«Как-то на какое-то мероприятие я надела обтягивающую футболку и один парень без отрыва пялился на мои сиськи. И я подумала «Твою ж мать, это то, чего я хочу?»

«Быть андрогином не так уж плохо. Множество мужчин-гомосексуалов флиртовало со мной, множество гетеросексуальных женщин. Хотя, конечно, — Кей Ди делает паузу, — лучше бы вообще никто со мной не флиртовал.»

Ланг было 5 лет, когда она осознала, что её привлекают люди одного с ней пола. «Помню, что была потрясена мисс Кристи, тренером по плаванию в нашей секции». В 13 лет она осознала и приняла свою гомосексуальность. В 17 открылась матери. В 30 — всему миру.
Сейчас об этом легко говорит, но в те времена было совсем немного публичных людей, знаменитостей, «открытых» гомосексуалов. Её звукозаписываюащая компания была против публичного признания, но Кей Ди Ланг сделала так, как считала нужным.

«Сложно сказать, способствовало это успеху альбома «Ingenue» или воспрепятствовало. Альбом — это я. И кто знает, не случись каминг-аута — не было бы знаменитой обложки в «Vanity Fair»

Сейчас, в наше время на вершинах американских хит-парадов прочно обосновалась Кети Перри «I Kissed a Girl» («Я поцеловала девушку. И мне это понравилось!») Интересно, не в бешенстве ли гомосексуальные девушки от того, что натуралки имитируют лесбийскую любовь ради коммерческого успеха?

«Поцелуй Мадонны и Бритни Спирс (на церемонии MTV Awards в 2003) меня не вдохновил. Я не знакома с Кети Перри, не большой знаток ее творчества, но, думаю, это её личное дело.» — Кей Ди смеётся. — «В конечном свете, это нормально для многих людей — играть со своей сексуальностью, а не придерживаться каких-то жестких ярлыков. Не думаю, что гей-сообществу следует волноваться, что песня Кети Перри нанесёт какой-то вред его репутации.»

Кэтрин Даун Ланг родилась в деревне Консорт, канадской провинции Альберта, младшей из четверых детей. Её мать была учительницей в школе, отец заведовал аптекой. Когда ей было 12, отец ушел из семьи к другой женщине, и Кей Ди — вроме случайно встречи, когда она уже была взрослой — его больше не видела (он умер в прошлом году). Она напрягается, когда я спрашиваю её об отце, но, кажется, уже смирилась с этой потерей.

После победы в детском конкурсе песни, Ланг уже знала, чем будет заниматься дальше. В 80-х она была уже известна, как кантри-певица, в 90-х — как открытая лесбиянка и вегетарианка, защитника прав животных. Со столицей кантри Нэшвиллом было покончено, Ланг начала петь баллады и переехала в Лос-Анджелес, где в тот момент жила её неразделенная любовь — некая замужняя женщина. С того момента начался взлет карьеры певицы.

Кей Ди описывает этот взлет, как «чертовски захватывающий, если не сказать, что чересчур. Вы считаете, что справитесь с тем, что наваливается на вас, но вряд ли реально будете готовы. Я никогда не думала, что слава способна изменить меня — но я была в этом не первой. Вы вязните в этом, но фокус в том, что только часть из этого реальна, всё остальное — мираж, дым.» Ланг была в центре голливудской тусовки, все хотели её заполучить, отметиться рядом.

«Интересно получилось с Мадонной. Она никогда не приезжала ко мне, как это преподносит реклама, но у нас был общий литературный агент, и совместный пиар помог мне, и помог Мадонне. Если честно, не уверена, что действительно нравлюсь Мадонне. Мы очень разные люди.»

Слава приносить и издержки.

«Дизайнеры одежды наваливали мне кучу тряпья и требовали, чтобы я появлялась в этом на модных показах. Это выглядело забавно, пока я не поняла, что напоминаю себе некоторого рода проститутку. Однажды я проснулась и поняла — хватит, это смешно.»

Промо-тур её самого коммерчески успешного альбома «Ingenue» продолжался целых 18 месяцев, измотав певицу и её музыкантов.

«Было много ожиданий, которым я должна была соответствовать. Ожиданий звукозаписывающей компании, моего менеджера, гей-сообщества, собственных… На мне лежала огромная ответственность.»

Следующий её альбом — «All you can eat» — был диаметрально противоположным, по признанию певицы «Легкий, как углеводная пища в буфете, и практически ноль веществ с питательной ценностью. У него были небольшие продажи, да и ладно, зато я записала действительно то, что испытывала потребность записать.»

Она взяла себя в руки, начала изучение буддизма, встретила своего партнера, Джейми, они поселились в ее скромной деревянной доме в Лос-Анджелесе со своими собаками. Ланг выпустила «hymns of the 49th parallel» в 2004 году — простой, красивый альбом песен канадских композиторов в том числе Джони Митчелл, Нила Янга и Леонарда Коэна, отчасти потому, что не знала, что еще можно сделать в ответ тому пути, что взяла Америка взял после событий 9 сентября.

«Долгое время я не знала, что писать, не чувствовала, что обладала способностью что-либо сказать об этом.»

В эти дни выходит новый альбом «Watershed», — наглядное свидетельство изменений, произошедших с певицей за эти годы.

«Думаю, что буддизм раскрыл мне глаза на многие собственные слабости. Например, большое эго. Я учусь с ними справляться.»

Некоторые песни в альбоме посвящены любви. Важно ли для певицы быть в отношениях?

«Нет, но это хороший бонус. Жизнь так переменчива, в ней должно быть место постоянству. Но это не о людях вокруг вас или вещах, это о том, что вы знаете, что абсолютно одиноки в мире, и что вы и есть сама Вселенная.»

Текст оригинального интервью (англ.)

This entry was posted in Интервью, Публикации в СМИ and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.