Salmonberries — Ягоды на Аляске

До недавних пор, лесбиянки и геи не были представлены в массовом кинематографе, если же их образы и мелькали, то настолько тщательно законспирированные, что приходилось долго и мучительно рыться в бессовестной целлулоидной свалке — угадывая тайные улыбки и кодированные признаки нетрадиционности. О фильме.

Режиссер: Перси Адлон
В ролях: k.d. lang; Rosel Zech; Chuck Connors
1991 год, Германия

Потребовалось немало времени, что бы необычные персонажи фильма ожили на экранах наших телевизоров. Все упиралось в одно, очевидное препятствие: общественное мнение.
До недавних пор, лесбиянки и геи не были представлены в массовом кинематографе, если же их образы и мелькали, то настолько тщательно законспирированные, что приходилось долго и мучительно рыться в бессовестной целлулоидной свалке — угадывая тайные улыбки и кодированные признаки нетрадиционности. Теперь же, когда табу наложенное на сексуальность в кино ослабилось, все чаще на экранах кинотеатров мы встречаем представителей сексуальных меньшинств. Пока, несомненно, рано кричать «Браво!» муви-мэйкерам и киношной цензуре: фильмы на однополую тематику (порно не считаем) стандартны и однотипны, построены по образцу гетеросексуальных мылодрам: встреча, флирт, ссора, поцелуй в знак примирения и, в последний момент, черный титр с надписью «The End».

В 1991 году сразу две картины «Salmonberries» и «My Own Private Idaho» отходят от канонов классической мелодрамы с непременными соплями, слезами и обязательными хеппи-эндами. Картины раскрывают зрителю весь ужас подавляемого желания, осознания «не такой как другие» и связанные с этим мучения молодой, созревающей личности. Персонажи подобны мифологическому Фениксу — они умирают и вновь возрождаются, что бы вновь умереть. Фантазии и мечты переплетаются с жестокой действительностью, отголоски прошлого — руководят настоящим и это общее настроение, проникнутое меланхолией, особенно подчеркивает персонаж k.d.lang — Котцебу со всей ее юной печалью.
Главные герои фильма: Котцебу (k.d.lang) — юная и невинная эскимосская девушка, конвейерный рабочий на Аляске, сирота, не имеющая родителей и Розвита (Rosel Zech) немецкая эмигрантка и библиотекарь в далеком поселении, где местные эскимосы перемешались с небольшим количеством пришлых белых. Сдерживаемый накал чувств замкнутой Котцебу и неспешность повествования погружают зрителя в состояние стороннего наблюдателя, незримого, но пребывающего с персонажами до самых финальных титров. Сцена соблазнения Розвиты в номере одного из Берлинских отелей — вошла в классику мирового кинематографа: камера как бы погружает нас в безысходную тоску Котцебу, открывает нам сокрытые внешне, внутренние мучения персонажа. Позже — безумные, по красоте видеоряда, кадры, девственного снега Аляски и снегоход Котцебу с Розвитой на буксире, под потрясающую балладу k.d.lang «Barefood». И хотя по общему настроению «Salmonberries» несколько мрачен — но все же это шедевр чистоты чувств и красоты отношений.

Elizabeth Pincus
Перевод Vdova
k.d.lang CLUB © 2000

This entry was posted in Кино, Публикации в СМИ, Рецензии and tagged . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.