Интервью Кей Ди Ланг журналу «Out»

Интервью ЛГБТ-журналу «Out» за декабрь 1995/январь 1996 года, в преддверии выхода альбома «All you can eat».

Кей Ди снова на подъеме. Подустав от скоростного шоссе лесбийского мейнстрима, она отходит от банкетного стола, чтобы представить новый альбом: «All You Can Eat».
Наш корреспондент Рэй Роджерс решил разделить краюшку хлеба с суперзвездой.

Интервью Кей Ди Ланг журналу "Out"«Хотите, я тут прилягу, а Вы можете сидеть в этом кресле, и мы будем играть в психиатра?», — говорит Кей Ди, положив ноги на глубокий синий вельветовый диван в отеле «Paramount» в Нью-Йорке.

На самом деле, она не имеет никакого намерения подвергнуться сеансу психоанализа или чего-то подобного. Просто она жалуется, что неважно себя чувствует, видимо, подхватила какой-то кишечный вирус и «боится расплескать  внутренности в прямом смысле слова». Так что, вместо запланированной послеобеденной прогулки в парке придется довольствоваться диваном. Она открывает окно для притока свежего воздуха, что, конечно, напрасное ожидание в центре Манхэттена, и сама вскоре в этом убеждается.

Итак, новый альбом. «Отдохнуть и проветрить голову» — было главной целью певицы весь этот год. Записать пару сладких любовных песен. После оглушительного успеха поп-альбома «Инженю» звезда певицы засияла в полную мощь, Кей Ди получила заслуженный успех, ускользавший от неё во времена исполнения кантри. «Выход из подполья» с признанием в гомосексуальности еще больше развязал ей руки в творчестве, ей больше не нужно искать для прессы лишних объяснений своей «странной» внешности или почему объект её любовной лирики — женщина.  В свою очередь, певица была с распростертыми объятиями принята ЛГБТ-аудиторией, изголодавшейся по исполнителю, которого бы в полной мере могла считать своим.

Звездная жизнь бросила всё к её ногам. Роскошная жизнь в Лос-Анджелосе, дорогие костюмы от лучших модельеров, вечеринки, миллионы комплиментов со всех сторон. Всего этого было чересчур, Кей Ди говорит:

— Жизнь — как шведский стол. Она предлагает тебе всё и много. Но хочешь ли ты надорваться и проглотить всё, что есть на столе? В конце концов, только Вы всё решаете сами.

Так родилась идея «All You Can Eat».

— Всю свою жизнь я мечтала стать знаменитой, мечтала попасть на высшие строчки хит-парадом. И вот с альбомом «Инженю» я здесь. Но непохоже, что я в наркотическом трансе от этого. У нас был очень долгий, тяжелый промо-тур. Да, я кайфую от успеха, но утром наступает похмелье и пустота, и хочется еще этого наркотика. Это путь в никуда, мираж.

Тема раскрывается в композиции «If I Were You» — «Если бы я была поп-королевой»:

— Мы всегда хотим кем-то быть, и это часто исчерпывается желанием, а не стремлением. Кажется, что то, о чем мечтаешь, сделает тебя абсолютно счастливым человеком. Идеальное тело, новый автомобиль, желанный любовник, запись мега-хита, который будет звучать из каждого утюга. Вы же понимаете, что это большое и бесконечное «колесо желаний», смеется Кей Ди.

Альбом «Инженю» не заставил Кей Ди Ланг долго почивать на лаврах, 34-летняя певица вернулась к записи новых песен. По отношению к эмоционально-взрывному «Инженю», где сама певица характеризовала себя, как «сталкер» — знаток опасных объектов и территорий, — новый альбом абсолютно другой по музыкальному материалу и тематике. Это проникновенные и спокойные баллады о любви.

Она рассказывает и кажется такой далёкой от своих гламурных образов и шикарных смокингов, растянувшись на диване, босиком, без косметики, в драных выцветших джинсах — которые сложно представить, чтобы они так и продавались. Такой контраст обложке «Vanity Fair» 1993 года!

All You Can EatОна вытаскивает для меня из ящика стола предрелизную копию компакт-диска «All You Can Eat», оформленного, как упаковка «Доширака», и улыбается. Сейчас заметно, что Кей Ди действительно выглядит уставшей.

Если мы еще дождемся от неё откровений — то только музыкальных. Её личная жизнь больше не предмет публичных обсуждений, она дала понятно это прессе, несколько раз за прошедший год отказавшись отвечать на вопросы, влюблена ли, рассталась ли с кем-то.

— Я не хочу больше говорить на эту тему с прессой. Не хочу выносить своё дерьмо на люди, и чтобы все это обсуждали. Песни — они не о моей личной жизни с кем-то, я не пишу их кому-то, для кого-то. Я пишу песни потому, что чувствую, что не могу не писать.

Но об одной новой любви она все же готова поговорить. Это любовь к себе.

— Я чувствую себя сейчас намного увереннее в себе. Наверное, я теперь больше себя люблю. В понимании творца, не самовлюбленного нарцисса, — смеется Кей Ди. — Мой психолог помог мне справиться с непростым периодом, когда меня стали приглашать на выступления на частные вечеринки и к себе домой, те люди, которые могли заплатить за это выступление. Я чувствовала себя не самым лучшим образом тогда, пока не поняла, что не обязана следовать чьим-то прихотям, я им не принадлежу.

Кей Ди Ланг, 1991 год

Кей Ди Ланг, 1991 год

Тесный и клаустрофобный круг из влиятельный и состоятельных лесбиянок Лос-Анджелеса (часть — открытые, часть — шифрующиеся), в котором вращалась Кей Ди, постепенно стал ей некомфортен.

— Этот тесный мирок напомнил мне родную канадскую Альберту. В одном доме чихнешь — в соседнем тебе «Будь здорова!» скажут. Никакой приватности и уважения к тайне личной жизни. Постоянно чувствуешь себя в центре внимания и сплетен. Может быть, я чересчур чувствительный человек, или какой-то эксцентричный чудак, живущий в собственном мире — но я такая, какая есть. Хочу, чтобы окружающие меня люди принимали это во внимание.

В прошлом году она даже уехала из Лос-Анджелеса в Канаду. Купила в Ванкувере дом и сделала из него студию, в которой и записывался альбом «All You Can Eat». Она встречалась со старыми друзьями, знавшими её ранее, до эпохи «знаменитой Кей Ди».

— Они были всё теми же, и всё также меня любили и поддерживали. Я чувствовала себя, будто нашла долгожданное убежище с настоящими земными и привычными ценностями в мире фальшивых. Я всего лишь провинциальная канадская девушка. Мне это ближе.

Всего в часе езды за город располагалась ферма, где сестра певицы Келти разводила коз, овец, и других животных — ныне она с помощью Кей Ди открыла магазин в Ванкувере, но ферма всё еще остается место отдыха сестер вдали от городского шума, когда для отдыха есть время.

— Я нахожу много ответов на свои вопросы в природе. Наблюдая её синхронность, борьбу за выживание. Люди гордятся своими умом, интеллектом, но, я думаю, это только делает нашу неприспособленность к жизни (Кей Ди употребляет термин «гандикап» — прим.) более болезненной, не позволяя достичь большего. Люди начинают задавать вопросы Богу, люди испытывают ненависть. В природе тоже есть убийства, но чувство ненависти, убийства на её почве — присущи лишь человеку.
Мы, как гомосексуалы, очень рано в жизни начинаем слышать фразу «гнев Божий». Но почему? Что за гнев? Когда что-то произносит слово «Бог», я спрашиваю — «Что ты имеешь в виду?», ибо, зачастую, возможно, где-то на подсознательном уровне, этим словом оправдывается самая настоящая человеческая ненависть.

Территория её концертных выступлений свободна от ненависти, здесь царит невероятная для других исполнителей открытость и разнообразие. В туре с альбомом «Инженю» в залах впервые была предусмотрена «нейтральная фан-зона», где пары, независимо от пола, могли держаться за руки. (Напомним, что это был 1992 год, больше 20 лет назад. Официально однополые отношения в США были легализованы только в 2003-м году. — Прим.)

— Люди знают, что на моих концертах собирается множество геев и лесбиянок. Поэтому, если у Вас есть проблемы с восприятием таких людей — не приходите на мои шоу.
Когда я «вышла из шкафа» в 92-м — во время тура с «Инженю», несмотря на протесты моего менеджера, то задыхалась от восторга — «Ну разве не здорово, что я лесбиянка?» и хотела делиться с этим с аудиторией. Тем не менее, как музыкант, я понимала, что среди моей аудитории есть и гетеросексуалы, и они пришли именно из-за музыки, я не должна их отталкивать.

Нет ничего более потрясающего, чем слышать глубокий кристальный голос Кей Ди Ланг в десятке сантиметров от своего уха. Мы застреваем в плотном нью-йоркском трафике по пути на фотостудию, где будет отснято несколько кадров для журнала, и Кей Ди начинает импровизировать на тему песни «Долина» канадской исполнительницы Джейн Сиберри (Песня позднее войдем в сборник «Recollection» Кей Ди Ланг — Прим.) — и в одно мгновения дорога с её автомобилями, гудками, шумом города отступает от меня на несколько световых лет. «Есть моменты, которые я действительно не контролирую, — говорит она о своём голосе. — Я не думаю, я просто начинаю петь, и голос проходит сквозь меня, легко и глубоко. Это лучшие моменты рождения песни.»

Её цель каждый раз — «донесение честности, чистых честных эмоций» и редко когда она в этом не доходит до максимума. Она честно отвечает на вопросы в течение всего интервью, хотя иногда кажется отстраненной, пребывающей в себе. мы заканчиваем интервью обсуждением трека «Infinite and Unforeseen» потрясающей баллады из её нового альбома. О тех моментах, что застают нас врасплох, — кажется, это имеет особое значение и для Кей Ди Ланг. Я задаю вопрос и она задумывается на несколько минут.

«Я начала писать эту песню 18 июля и закончила 24-го. Она безмерно печальная. Я плакала несколько часов перед тем, как начать писать, и плакала, закончив её.» — Она говорит, и слёзы снова появляются у неё на глазах. «Она о многом и о многих переживаниях в моей жизни. О рождении ребенка Бена Минка (музыкант и композитор, с которым Кей Ди сотрудничала долгие годы, и с которым записывала этот альбом — прим.) Это песня о той точке, где всё начинается, и которой всё заканчивается. Это песня о смерти, реальной физической смерти и смерти любви. О новом рождении.»

На создание этой песни также повлияла судьба друга из студенческой юности Кей Ди — его звали Дрифтер — который был трагически убит около 10 лет назад, в попытке разнять драку на вечеринке.

«Infinite and Unforeseen» («Бесконечное и непредвиденное»), видео с живого выступления в Сиднее:

Переживание личных невзгоды и побед часто дает Ланг пищу для внутренней работы, выливающейся в творчество. Еще один трек «Acquiesce» («Покорность») на «All You Can Eat» начинается с фраз

«These immoral questions
This trial of faith
That we go through
The fuel of our oppressions
Is the fuel of freedom too»

«Эти безнравственные вопросы,
Эти испытания веры, что мы проходим.
Топливо нашего угнетения — это и топливо свободы тоже».

Звучит убедительно, ведь она прошла большое количество испытаний веры — вышла из шкафа, была отвергнута в ее родном городе и среди поклонников страны во всем ее кампании в защиту животных «Мясо воняет», прошла испытание верой, что вернется в музыкальную культуру Нэшвилла, которая игнорировала её в течение многих лет, заставляя ее отказаться от кантри и развиваться в поп-формате. «Я думаю, что любой человек в течение жизни сталкивается с испытаниями его веры», говорит она. — «Каждый день, как бы ни мала по размерам она была. Эта песня о моей вере, о том, в чем я нахожу вдохновение для крепости духа.»

Альбом «All you can eat» производит впечатление, что Кей Ди Ланг нашла свою опору. Из амплуа «королевы драмы» перешла в зону душевного комфорта и позволяет перенять эту расслабленность и неторопливость музыки слушателям.

— Мне хотелось писать простые и милые песни. Это было немного сложно для меня, так как до этого я всегда выглядела героем-романтиком, пишущим о прекрасном. Мне пришлось сначала отпустить себя прежнюю. Я не хочу повторяться и писать то, что уже когда-то писала, перекладывая на другую музыку. Скажем, «Hush Sweet Lover» (официальный клип) для фильма «Даже девушки-ковбои иногда грустят» был апофеозом всей велеречивости на которую я способна. Так что Бен и я решили, что достигли точки насыщения, и этот альбом будет другим. Никаких ревербераций, только мой голос.

Кей Ди Ланг в новом альбоме не отказала себе и в здоровом посыле куда подальше «всей этой попсы». Кей Ди нынче очарована музыкантами «Elastica», «Blur» и «Radiohead».

— Мои хоры вдохновлены этими музыкантами. Я хочу быть стилистически близе к «альтернативе». Моя музыка и мой голос не вполне форматны для этого стремления, но мой разум и настрой — да.

И это — напомню — говорит певица, которая начинала свою музыкальную карьеру как «новая Петси Клайн«.

Какие наиболее частые ассоциации возникают из этого нового «музыкального буфета» «All You Can Eat» звуки — романтические и чувственные баллады Барри Уайта. «Я действительно люблю Барри Уайта. Мне нравится музыка, которую вы можете слушать, занимаясь чем-то еще», — смеется она. — «Готовить, сидеть за рулём, заниматься любовью…»

Я оживляюсь, и переспрашиваю. «Ну попробуйте, и дайте мне знать» — говорит Кей Ди. «А Вы могли бы под свою музыку заниматься любовью?» — не унимаюсь я. «Ни разу не пробовала. Слава Богу. Думаю, это был бы верх самовлюбленности. А вообще, наверное, это интересный сюжет для кино…» — она смеётся.

«All You Can Eat» смакует язык любви, сексуальности (трек «Sexuality») чувственным, глубоким голосом Кей Ди Ланг. Она естественна в роли соблазнительницы. Но если вы назовёте её «Дон Жуаном в юбке» она будет возмущена.

— Я?? Боже, это настолько не соответствует действительности! Я такой неудачник. Я не могу добиться свидания, даже если это будет вопрос цены моей жизни», — сокрушается она, криво усмехаясь и закидывая ногу удобнее на спинку дивана. — Пичалька. Ой. Но это правда!
— Когда в последний день были на свидании? — спрашиваю я.
— Вчера вечером, — она улыбается, оказавшись уличенной.

Вздохнув воспоминаниям прошлого вечера Кей Ди продолжает:

— Чувствую себя чертовски одинокой. Чувствую, что я последний оставшийся на земле вегетарианец, последний веган. Чувствую, что все окружающие лесбиянки внезапно начали встречаться с мужчинами. А все натуралки — вдруг захотели стать лесбиянками. Я какой-то одинокий ископаемый динозавр, — она смеётся. — одно из моих новых стремлений — следовать примеру людям, ходящим босиком по раскалённым углям.

«Это своего рода новая концепция», — говорит Ланг о своих попытках сохранить трезвую голову в круговерти жизни поп-звезды. «А давайте там меня и снимем для журнала, разбрызгаем тут краску, я надену белый балахон…»

Эпоха "лесбийского шика" в СМИ

В августе 1993-го Кей Ди Ланг вместе с топ-моделью Синди Кроуфорд снялась у знаменитого фотографа Херба Ритца для обложки журнала «Vanity Fair», дав начало периоду в американских СМИ, которую потом назовут «эпохой лесбийского шика». Никогда ранее лесбиянки не были так видимы в средствах масс-медиа, никогда их сексуальность не была так откровенна подана.

— Я тогда фантазировала себе образы той фотоистории в стиле фильме «Fair Game» («Честная игра») с Синди Кроуфорд и Уильямом Болдуином. Некая схватка холодного разума и доверия, в интерьере криминала и мафии, такой классический итальянский образ, классическая процедура бритья и классическое опасное лезвие. Это я и описала Хербу Ритцу. Через пару дней он звонит мне и сообщает: «Синди Кроуфорд согласна!». Я думаю «Черт-черт-черт!» И тут она появляется на съемочной площадке в купальнике и ботильонах. Не совсем то, что я представляла, но теперь чего уж там.

С самым жестким критиком она столкнулась в лице своей сестры Келти.

— Моя сестра лесбиянка. И это человек, которому я доверяю больше всех. Она сказала «Мне это не нравится. Выглядит, как мужская эротическая фантазия о двух женщинах.» Это последнее из того, что я хотела бы делать. Сейчас очень много внимания уделяется культуре ЛГБТ, и для меня это большая ответственность — представлять её.

Не то, чтобы Кей Ди хотела бы быть послом гей-культуры. «Я не модель, не образец для подражания. Я кей Ди Ланг, певица» — говорит она. Она остается твердой, её «выход из шкафа» в конечном счете зависел от личных позиции, а не общественной ответственности. «Это было невероятное чувство» — говорит Кей Ди о своём признании. «Я люблю петь. Я делаю это не для зрителей, и не ради денег. А потому , что не могу не петь. Если вы спросите меня, что это значит для меня быть лесбиянкой, я расскажу. Мне не нужно это больше скрывать. Это отличная эмансипация, это полная свобода».

Текст оригинального интервью (англ.)

 

This entry was posted in Видео, Интервью, Публикации в СМИ and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.