Четыре лица kd

За двадцать лет своей карьеры k.d. перевоплощалась множество раз. Если для нее и есть что-то постоянное, кроме фанатизма ее поклонниц-лесбиянок, так это то, что ничего постоянного не бывает.

Лори Селке

Четыре лица kd

1. Кое-что от Элвиса.

Чего ради lang начала свою карьеру как певица кантри — об этом спорят до сих пор. Ее происхождение типично для канадки — родилась в низинах Альберты, в маленьком фермерском городке — но даже она сама признает, что ее деревенские корни уходят неглубоко. «Я просто использовала кантри, — утверждает она, — чтобы преуспеть, но в то же время остаться в альтернативе». В 1985 году она появилась на снимке в Rolling Stone и ее большие очки и неоновая юбка больше смахивали на привет от Элвиса Костелло, чем от Элвиса Пресли.

То, чего ей не хватало в кантри, она почерпнула у вокалистов прежних времен — Пегги Ли и, особенно, Петси Клайн. В честь нее она назвала свою первую группу The Reclines. Ее первый полноценный альбом, Angel With a Lariat (Warner, 1987) продюсировал Дэвид Эдмундз, известный своей работой с многими рок и блюз-музыкантами. Несмотря на то, что пластинка принесла ей известность, lang решила, что они с Эдмундзом не пара. lang, вполне понятно, хотела, чтобы в самым главным в альбоме был ее голос, а Эдмундз, по ее выражению, «похоронил его под тоннами искусственных звуков». Тем не менее, журнал Q отметил, что, для такого вялого жанра, как кантри, у Angel’a была отличная энергетика.

Через некоторое время ее позиции в кантри закрепились. Следующий альбом, Shadowlands вышел в 1988 году. Легендарный продюсер Оуэн Брэдли вывел ее голос на первый план. Исполняя и старые, и новые кантри-песни, lang смогла отдать дань традициям. В этом случае желания продюсера и певицы совпали. Несмотря на ее выкрашенные перьями волосы, немыслимые ботинки и наряд как из магазина для малоимущих, другие кантри-артисты полюбили ее. В последней песне, Honky Tonk Angel Medley, ей подпевало трио самых известных исполнителей кантри: Китти Уэлз, Лоретта Линн и Бренда Ли. 121 неделю альбом продержался в чартах, добравшись до пятого места.

Звездой ее сделал дуэт 1988 года Crying, записанный с Роем Орбисоном незадолго до его смерти. Они номинировались на Грэмми как «Лучшее сотрудничество в кантри-музыке». Это была первая номинация k.d., через 2 года она получила Грэмми как «Лучшая исполнительница кантри». Ее альбом 1990 года — Absolute Torch and Twang, записанный при помощи Бена Минка, стал первым, где все песни были ее собственные. Песня Full Moon of Love возглавила топ 25 и k.d., несмотря на ее первые лесбийские откровения журналу The Advocate, взошла на вершину.

2. Добро пожаловать в мэйнстрим.

В начале девяностых lang перешла от кантри к более попсовому мэйнстриму. В девяносто втором она, уже вполне законченная фигура, заставляющая трепетать сердца всех лесбиянок, выпускает свой самый популярный альбом Ingenue. Журнал Q назвал его «самым сексуальным альбомом года», другое издание, уже не столь благосклонное, окрестило его «сверх-мазохистским». Именно там прозвучал самый большой хит k.d. Constant Craving. Ее номинировали на «Лучшую песню года», «Лучший альбом года», но Грэмми она получила как «Лучшая поп-певица».

Пластинка 95 года All You an Eat, где были только ее вещи, получила разные отклики. За нею последовал Drag, диск, где в подавляющем большинство песен упоминаются сигареты и курение. А ведь она слыла человеком, который заботится о собственном здоровье! Поэтому певица сделала все возможное, чтобы как можно сильнее обозначить метафорический настрой этого альбома.

Lang продолжала петь поп — в 2000 вышел довольно живенький Invincible Summer. Он ознаменовал переход от мрачных прокуренных помещений к зеленой траве и живописным пляжам. После него появился концертный сборник Live by Request. Но ее самое сентиментальное воплощение произошло годом позже, когда она объявила о сотрудничестве с законченным эстрадником Тони Беннеттом.

3. В обнимку с коровой.

Несмотря на ее заверения о том, что она «посещает общественные мероприятия лишь для того, чтоб цеплять женщин», k.d. отдала довольно много времени и сил некоторым вещам: сначала защита животных, потом СПИД, и, наконец, права геев и лесбиянок.

В 90 году она наделала шуму, появившись в социальной рекламе «Люди за этичное отношение к животным», обнимая корову. «Я выросла на ферме, — говорила она в камеру, — поэтому я вегетарианка. Мясо вредит — не только животным, но и людям и окружающей среде». Конечно, она была убежденной вегетарианкой, но для девчонки с ранчо сказать такое — на это требовалось мужество. За это ей и досталось от бывших земляков. «Жри мясо, лесбиянка!» — такие надписи появились на указателях, показывающих дорогу к городу, в котором она родилась.

В середине девяностых lang с энтузиазмом занялась сбором пожертвований больным СПИДом. Особое внимание она уделяла риску заражения среди лесбиянок. Она участвовала в нескольких благотворительных проектах и выпустила клип на песню Кола Портера So in Love, в котором оплакивала любимую женщину. Она одной из первой взялась рекламировать косметику фирмы MAC, которая не тестировала свою продукцию на животных и все доходы от продажи губной помады передавала в фонд помощи больным СПИДом (сама lang, вспоминая это сотрудничество шутит, что она — «первая лесбиянка-профи в вопросах губной помады»). Однако в вопросах борьбы за права гомосексуалов lang была далеко не так активна. Она заявила, что не считает свою гомосексуальность чем-то, что имеет отношение к политике, и, тем самым, открестилась от роли спикера от лесбиянок. Тем не менее, она появилась на сцене Millenium March, одна из ее песен вошла в сборник Being Out Rocks, посвященный национальному Дню Coming-Out. Осенью 2002г. она также открывала Гомо-олимпийские Игры в Сиднее.

4. Лесбийский шик.

Кто бы мог подумать, что k.d., робкая лесбиянка из безвестного городишки в 700 жителей, в конце концов окажется в Голливуде? Но именно это и произошло. Ее последнее лицо — лицо знаменитости.

Самым заметным флиртом с кино стала ее роль андрогинной Котцебу в Salmonberries («Ягоды на Аляске»). И фильм и игра k.d. получили разные отзывы, но особенное внимание лесбиянок привлекло ее краткое появление в обнаженном виде. Но для того, чтоб блистать в Голливуде не обязательно быть актрисой. Обложка Vanity Fair стала официальным пропуском в высокое натуральское общество. Игривый образ буч-фемм New York Magazine, опять же, с lang на обложке, окрестил «лесбийским шиком». Lang превратилась в знаменитость большого масштаба.

Не принимая участия в гей-движении, lang стала олицетворением андрогинности и стиля софт-буч, настоящим секс-символом. В результате — скорее икона, чем певица. Заметность и открытость в вопросах собственной гомосексуальности сделали ее катализатором для других известных лесбиянок и бисексуалок. Слухи приписывали ей романы со всеми лесбийскими знаменитостями — и с Мартиной Навратиловой, и с Ингрид Казарес, и с Эллен ДеДженерис. Одно время даже казалось, ее популярность такого рода вот-вот затмила ее звездную музыкальную карьеру. :)

Участие lang в делах немузыкальных продолжалось. В 94 году она появилась в рекламной кампании Gap, в 97 — в телесериале, потом рекламировала Dolce and Gabbana. Да и место проживания она себе выбрала правильное — некоторое время снимала дом Голливуде, а в 96 поселилась недалеко от своей подруги Лейши Хэйли.

Недавно ей исполнилось сорок. Ее изменчивость и легкость, с которой она перевоплощается, уже 20 лет не дают расслабляться ее поклонникам. Она никогда не берегла себя. Может быть, ей не всегда удавалось воплотить в жизнь свои амбиции, но она никогда не повторялась — даже в том, что работало на нее в прошлом.

DeMars по материалам инопрессы © 2002

This entry was posted in Публикации в СМИ and tagged , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.